Геннадий бодров как стать счастливым

Бодров Геннадий

В Новосибирских книжных издательствах вышли книги Геннадия Бодрова «Сказки и легенды озера Чаны», и «Сказки о Сибири и об озере Чаны», и «Восьмое чудо света».Книги вызвали большой интерес не только у детей, но и у взрослых, о чём поведали их письма автору и статьи в средствах массовой информации.
Бодров Геннадий Васильевич родился 21 июня 1953года.
Поэт — песенник, прозаик, частушечник, сказочник.
Руководитель творческого объединения » Лира», профессор Сибирской Академии традиционной народной культуры, член Cоюза писателей России, член Международного союза писателей.

редакторская правка и коррекция: МЕДНЫХ ЮРИЯ

ОТВАЖНЫЙ ЧАН И
ПРЕКРАСНАЯ ТАГА

БЕЛОВО И КОРАБЛИК

КАК ОБРАЗОВАЛОСЬ ОЗЕРО САРТКЛАН

ОТЧЕГО СУХОПУТНОЕ
ПОЛУЧИЛО ТАКОЕ НАЗВАНИЕ
На берегу большого сибирского озера Чаны в стародавние времена жил рыбак Евграф. Рыба в то время водилась в изобилии, и Евграф жил тем, что продавал рыбу.
Однажды он подальше забросил невод. Долго таскал снасть, но не поймал ни рыбёшки. Поразился этому ловец, однако, делать нечего – начало, и берегу.
Вдруг невод дёрнулся – рыбак чуть не выпал за борт. Лодку круто развернуло и потащило на плёсо (открытое пространство озера). Попалась крупная рыбина, – понял Евграф Всю ночь добыча таскала лодку по озеру, только под утро рыбак с трудом подтащил снасть к борту и огромную рыбину, взмолившуюся вдруг человеческим голосом:

— Отпусти меня, человече, и я выполню твоё любое желание!
— Молчи, глупая рыбина! Ты меня за ночь так вымотала, что у меня осталось только одно желание: зажарить тебя и съесть!
Рыба замолчала и уже у берега, печально добавила:
— Если ты меня съешь, твоя нога больше никогда не ступит в воду!

ПАСТУШКА И СЫН СОЛНЦА

Источник:
Бодров Геннадий
В Новосибирских книжных издательствах вышли книги Геннадия Бодрова «Сказки и легенды озера Чаны», и «Сказки о Сибири и об озере Чаны», и «Восьмое чудо света».Книги вызвали большой интерес не только
http://www.stihi.ru/2018/01/28/1220

Генадий Бодров

БОДРОВ, Геннадий Борисович (17.V.1957 — 14.II.1999) — Курский фотограф, мастер международного класса ,

член союза фотохудожников России, член союза журналистов (с 1979). Род. в г. Сольцы Новгородской обл. в семье лётчика гражданской авиации. С раннего детства жил и учился в Курске. После окончания средней школы в 1974 начал сотрудничать с курскими газетами. Работал руководителем фотокружка, ассистентом кинооператора, ведомственным фотографом, фотокорреспондентом курской газеты «Молодая гвардия», московской газеты «Коммерсантъ». Основные работы Б. посвящены художественным портретам курян и видам Курска, много фотографировал во Франции, Германии, США. Его любимый жанр — фотографии типа «Жизнь врасплох». В 1979 в Берлине Б. впервые показал свои работы на международной выставке. Всего же Б. участвовал в 19 отечественных и 48 международных выставках. Кроме этого, им были проведены 5 персональных выставок в России, Польше, Австралии и Германии, из которых одна (в Государственной думе) — посмертная. Многие фотоработы Б. хранятся в Музее фотоколлекций в Москве, в международной галерее фотографии «Коркоран» в Вашингтоне и др. Убит грабителями. Его имя носит Курское фотографическое общество, организованное в 2000.

Интервью о Генна?дии Бори?совиче Бодро?ве (17 мая 1957 — Курск-14 февраля 1999), которое было напечатано в журнале Foto&Video №8, 2002 год, дал Александр Иосифович Лапин(17 мая 1945, Москва — 25 октября 2012) — советский и российский фотограф и исследователь фотографии

Публикуется с небольшими

Мы родились в один день, может быть, именно это сближало нас так сильно, несмотря на все различия. Свою статью о нем я написал, когда Гена был еще жив, начиналась она так: «Талант как прыщ, никогда не знаешь, где он вскочит». Я писал о таланте, который «вскочил» в городе Курске, доказывал, что Бодров — талант, а не один из многих средних.

Убили его 14 февраля 1999 года, убивали долго и по-зверски, душили проволокой и потом, уже беспомощного били ногами по лицу.

Бодров был курской знаменитостью, но одновременно и этаким безобидным городским дурачком («все ходит, снимает, чего снимает, зачем снимает!»). Его любили, ему завидовали, его ненавидели. Поэтому, когда два выродка задумались, кого бы им ограбить, ответ был очевиден: Генку-фотографа. По всей вероятности, убивать и не хотели, но вошли в раж, а остановить их было некому. О чем он думал в последние минуты? Мне кажется, я знаю о чем…

Известно, что после смерти отношение к человеку меняется к лучшему (особенно у нас в России). Тем более, когда смерть настолько мученическая. Теперь уже все согласились, что Бодров — это талант, прошло несколько выставок, одна даже в Думе, Союз фотографов в Курске назван его именем, казалось бы, чего еще желать? Тем не менее, занимаясь своими неотложными делами, все уже забыли о нем. По-настоящему он не известен и не оценен.

А я не забыл, не имею права. Потому что ответственность моя перед ним увеличилась стократно — он мертв, а я пока жив. И, кроме того, у меня остались генины фотографии. Нет, Гена не был святой, он был талантлив, а это уже путь к просветлению. И не надо ставить ему памятники, а если ставить, то из нашей памяти и его фотографий, которые умереть не могут.

Для меня Бодров после смерти не стал ни лучше, ни талантливее, я любил его, знал его место в российской фотографии и при жизни. Ведь я понимал, что у него есть несколько шедевров. Я видел в нем настоящего, большого фотографа, не курского, и не московского, а мирового масштаба. Смерть Гены помешала нам сформировать его коллекцию, но меня не остановила. Все равно пять или десять его работ — это тот самый уровень и тот самый масштаб. Но не было пока ни одной настоящей выставки или публикации из этих именно десяти работ (и чтобы ни одной лишней). Кто мне докажет, что выставка из десяти выдающихся фотографий не будет достаточно выдающейся? И что это за купечество — экспонировать сразу 200 или 400 работ?

Теперь Бодрова постигло (художник, говорят, не умирает) новое несчастье — во многих местах, в Москве и Курске, в Союзе фотохудожников, в редакциях разных газет и газетенок обнаружились большие подборки гениных фотографий. И каждый обладатель такой коллекции теперь волен делать с ней все, что ему заблагорассудится. Эти наивные люди читают на обороте «Г. Бодров» и думают, что это и есть Г. Бодров.

Я просил мать Бодрова дать мне возможность поработать с архивом, чтобы найти, возможно, то, что Гена пропустил и вовремя мне не показал, я хотел пополнить коллекцию. Но Зоя Александровна — старый больной человек. К несчастью, она совершенно не адекватна ситуации. Сначала она сообщила, что учится печатать, чтобы никому не отдавать негативов. Я представил себе, как это будет выглядеть и мне стало плохо. Потом возникла новая тема — у нее воруют негативы. Так, только я один, как она утверждает, украл тысяч 15, точно не помню (не записал, когда воровал). И, наконец, она заявила, что ей надоела возня вокруг наследства сына, она выйдет во двор и просто все сожжет. Так убивают уже убитого во второй раз…

Поэтому никаких иллюзий по поводу архива я не питаю, почти наверняка он будет уничтожен, если еще цел, или же продан за бесценок какому-нибудь заезжему иностранцу.

Фотограф делает за свою жизнь десятки, если не сотни тысяч снимков. Но судят о нем всего по нескольким фотографиям, которые в лучшем случае остаются в истории, а все остальное, вообще говоря, никто не должен видеть, кроме близких людей. Неудачные, не сложившиеся фотографии, заготовки — все это кухня фотографа, и дальше кухни они попадать не должны. Есть мировые знаменитости, которые за свою жизнь сделали один или два снимка, но зато снимки эти такого величайшего уровня, что ставить с ними рядом еще 100 или 200 работ второго плана просто бессмысленно. Ретроспектива из 200 или 400 работ — это, чаще всего, не только весьма утомительное, но и довольно грустное зрелище. Такую выставку может себе позволить очень средний или посредственный фотограф, у которого нет ничего по-настоящему яркого, выдающегося.

Ведь были художники, написавшие всего одну картину. Кто сказал, что в коллекции фотографа должно несколько сотен фотографий? Их может быть 50 или 100 (это гений, это А. Картье-Брессон, это Йозеф Куделка или Себастио Сальгадо), может быть 5 или 10 (это выдающийся фотограф), но может быть и одна-две, которые не стыдно показать, когда попадешь на небо и там тебя спросят, что такого ты за всю свою жизнь сделал.

И это касается не только фотографии, японский поэт XVII века Басё — мастер трехстиший хайку — так пишет об этом: «Тот человек, который за всю свою жизнь создал всего три-пять превосходных стихотворения, — настоящий поэт. Тот же, кто создал десять, — замечательный мастер». Разве это не похоже на судьбу фотографа. Ведь за один день можно снять сотни кадров, но можно, наверное, написать и сотню хайку. И что же остается от жизни замечательного мастера, неужели только десять работ, все та же сакральная цифра? А что делать с остальными, если, однажды собравшись — не выбросить. Человек, не способный на это, просто ничего не понимает в своих собственных работах. Но по каким критериям, и по какому праву он сможет судить других? Просто он боится взять на себя тяжкую ношу ответственности.

Проблема отбора особенно важна для фотографа в силу специфики его работы. Никому не дано знать свой смертный час, но помнить о смерти бывает полезно. Говорят же — выходя из дома утром, надевай чистое белье, ибо не знаешь ты, где окажешься вечером — на больничной койке или на столе в морге. Так вот, весь мой архив, все неудачи, подходы, пробы — это и есть мое грязное белье. И никто не должен его видеть. А, тем более что уж совсем непозволительно — выдавать за чистое.

Избранные фотографии Геннадия Бодрова поразительно умны, они всегда о смысле жизни, а не о странностях вчерашней погоды. Ему не удавались фотокартины, это не его жанр, он не художник-дизайнер, он фотограф, но фотограф от Бога. Его фотографии — это не фотоохота за интересными событиями или сюжетами, способными поразить или удивить, это фотографии-исследования, прозрение смысла. Есть в России фотографии, более совершенные по пластике или извечной фотографической игре света и тени, есть прекрасные журналистские находки, есть у нас хорошие фотографии, но таких умных, поэтически тонких и подлинно философских очень мало.

Не умение видеть, а умение понимать увиденное, разъединять его на части и подробности, а потом, наоборот, объединять их в такие сочетания, которые обладают смыслом, заряжены энергией идеи, умного и глубокого содержания.

Бодров — мастер ситуации, подтекста. Фотографию с девочкой на шаре можно «читать» всю жизнь. Есть же такие книги, такие стихи или музыка — на всю жизнь. Ее нельзя пересказать словами. Круговращение жизни, жизнь-игра, абсолютная бессмысленность и внезапно открывшийся смысл сущего. Момент истины, момент искусства. Если когда-то будет создан музей Шедевров фотографии, она должна быть там, среди равных.

Мужчина, даже не мужчина, а пиджак без головы на кладбище, руки за спиной, велюровая шляпа; вдалеке на могильном камне фотография другого — молодого. Сын, отец, Афганистан, Чечня? О чем это, почему шляпа?

Мальчишки отмывают часы, то есть время. Это и смешно и грустно. Сразу приходит на ум «отмывание денег».

Или женщина на коленях перед страшной черной ямой. Почему, зачем?

Старушка, так уютно устроившаяся около церкви (снимок из архива, моя печать).

И другая старушка, копающаяся в куче костей. Такое мог написать Гойя или нарисовать Доре как иллюстрацию к Аду.

И вот последняя наша с Геной находка, которую он уже не успел напечатать, как следует — люди как дерево. Не хочется думать, что это та самая курская церковь, в которой батюшка проповедует ненависть к «жидовствующим», чеченцам, католикам или какую-то иную ненависть. Не важно, какая это Вера: в справедливость, в право на достойную жизнь, в Россию или в Бога. Важно другое — на наших глазах население, толпа, электорат превращаются в народ, объединенный и крепкий в своей Идее. Эта мощная, совершенно неожиданная работа сравнима, разве только с его гениальной девочкой на шаре.

Сделать за свою жизнь даже только две такие фотографии — это значит прожить жизнь не зря, и с пользой для России. Эти высокие слова, безусловно, относятся к жизни Геннадия Бодрова, фотографа.

Примечание: Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина принял от меня в дар коллекцию фотографий Геннадия Бодрова из 18 работ, инвентарные номера 472-489. Теперь я спокоен.

Источник:
Генадий Бодров
БОДРОВ , Геннадий Борисович (17.V.1957 — 14.II.1999) — Курский фотограф, мастер международного класса , член союза фотохудожников России, член союза журналистов (с 1979). Род. в г. Сольцы
http://iso100.ru/blog_showfull/1874.html

Геннадий бодров как стать счастливым

Описание: ?Мастер-класс «Как стать по настоящему счастливым» предназначен для тех, кто реально хочет жить радостно несмотря на жизненные обстоятельства (кризис, проблемы, напряжения). Мероприятие проводится в преддверии очередного потока авторского тренинга «Пробуждение» 1 ступень! Всего 100 мест! Показать полностью…

??ДЛЯ КОГО: Для тех, кто хочет:
? не идти по пути печали, напряжения, суеты, переживания, волнения, а быть тотально в радостном потоке;
? мало радуется и не чувствует себя счастливым, и хочет это состояние изменить;
? добиваться целей и двигаться к своей мечте.

??ЧТО БУДЕТ:
?? Вы узнаете, из каких уровней состоит ЭГО;
?? Вы получите способы гармонизации и настройки ЭГО;
?? Вы узнаете причины, оказывающие влияние на уровень счастья;
?? Вы получите методы управления ЭГО – для достижения любых целей и состояний

??ЧТО В ИТОГЕ: Вы получите рычаги регулировки, позволяющие прийти к настоящему реальному счастью!

ТРЕНЕР: Геннадий Бобров – тренер-практик личностного роста.
?? 39 лет саморазвития;
??10 стран: Тибет, Япония, Китай, Индия и т.д.;
?? черный пояс по каратэ;
?? 11 лет проведение тренингов;
? Веб-сайт: http://gennady-bobrov.ru/happymk Показать ещё.

Мастер-класс «Как стать по настоящему счастливым» предназначен для тех, кто реально хочет жить радостно несмотря на жизненные обстоятельства (кризис, проблемы, напряжения). Мероприятие проводится в преддверии очередного потока Показать полностью… авторского тренинга «Пробуждение» 1 ступень! Всего 120 мест!

ДЛЯ КОГО: Для тех, кто хочет:
не идти по пути печали, напряжения, суеты, переживания, волнения, а быть тотально в радостном потоке;
мало радуется и не чувствует себя счастливым, и хочет это состояние изменить;
добиваться целей и двигаться к своей мечте.

ЧТО БУДЕТ:
Вы узнаете, из каких уровней состоит ЭГО;
Вы получите способы гармонизации и настройки ЭГО;
Вы узнаете причины, оказывающие влияние на уровень счастья;
Вы получите методы управления ЭГО – для достижения любых целей и состояний

ЧТО В ИТОГЕ: Вы получите рычаги регулировки, позволяющие прийти к настоящему реальному счастью!

ТРЕНЕР: Геннадий Бобров – тренер-практик личностного роста.
39 лет саморазвития;
10 стран: Тибет, Япония, Китай, Индия и т.д.;
черный пояс по каратэ;
11 лет проведение тренингов;
<13000 человек Пробудились.

ГДЕ И КОГДА:
Волгоград, Набережная 62-й армии, 6, «Икра», большой конференц-зал.
2 октября 2018 19.00-21.00

СТОИМОСТЬ:
— при регистрации и оплате до 02.10.18 — 300 руб;
— без регистрации и при оплате на мероприятии — 500 руб.

Источник:
Геннадий бодров как стать счастливым
Описание: ?Мастер-класс «Как стать по настоящему счастливым» предназначен для тех, кто реально хочет жить радостно несмотря на жизненные обстоятельства (кризис, проблемы, напряжения).
http://vk.com/genabobrovmk

Геннадий бодров как стать счастливым

Лазарев Александр, https://vk.com/axios_64

Тренинг Геннадия Боброва прошел уже две ступени, зимой-весной 2015. Жизнь до тренинга была интересная, тоже развивался, только КПД не нравился. О тренинге «Волшебный будильник» узнал от организаторов, послушал результаты других участников, и сразу принял решение! На тренинге был в восторге от энергетики тренера Геннадия Боброва! Получил четкие знания, структуру ЭГА. После тренинга я перестал вообще обижаться, пребываю в позитиве. Ныряю в прорубь! Поменялось мышление, больше беру на себя ответственность. Всем рекомендую тренинг «Волшебный Будильник». Геннадий Бобров – мега человек, с ним хорошо!

Заикина Светлана, https://vk.com/sveta_zaikina

Тренинг «Волшебный Будильник» прошла уже две ступени! До тренинга было недопонимание своего предназначения в жизни, поиск себя, «кидание» в разные стороны. Проблемы в отношениях личностного характера. О тренинге узнала от Романа Дунаева, очень заинтересовалась! На тренинге был шквал эмоций, посттрансформация. После тренинга была «ломка», понимание что так жить уже не буду. После тренинга обрела решимость, многое поменяла, поменяла отношения к ситуациям, людям, которые вызывали негатив. Тренер Геннадий Бобров обладает невероятной энергией! После тренинга появляется жизненная энергия!

Карибаева Эльвира, https://vk.com/elvira.karibaeva

Жизнь до тренинга была: дом, работа, ребенок, дом, работа… Последний год попадались люди, которые только брали, не давая взамен. Хотелось движений, знакомств, позитива, эмоций. Очень хотелось изменений! Узнала о тренинге от друга, очень хотела новых знаний, и легко согласилась. С первых минут ощущение – это ТО! То, что я так ждала. Энергия от Гены, харизма, люди вокруг, все было в нужный момент, в нужное время. Было ощущение наполняемости изнутри. После тренинга, каждый день с улыбкой! Отличное настроение. Переоценка своего поведения, слов, отношений. Плюс курс закрепления Романа Дунаева был очень полезен! После тренинга, стали более спокойные отношения с бывшим мужем, с дочкой отношения стали лучше! Каждому советую этот тренинг! После Боброва, хочется двигаться только вперед, как раньше уже не интересно!

Источник:
Геннадий бодров как стать счастливым
Лазарев Александр, https://vk.com/axios_64 Тренинг Геннадия Боброва прошел уже две ступени, зимой-весной 2015. Жизнь до тренинга была интересная, тоже развивался, только КПД не нравился. О
http://xn—-9sbbbnczaepchuge1gvdvc0a.xn--p1ai/

Люди света: курский вариант ЖЗЛ

О книге журналиста Татьяны Латышевой «Курян моих прекрасные черты »

Просмотрев оглавление, сразу же открыл очерк «Под небом голубым есть город золотой », или «Моя любовь на первом курсе», рассказывающий о профессоре Юдине. Я ведь тоже родом с литфака, именно так в начале 80-х мы называли филологический факультет Курского университета, тогда еще просто педагогического института

Книга со стильной, я бы даже сказал столично оформленной обложкой, вышла в свет в самый канун Нового года. «Мы сделали это! Итог 16-го года. Часть тиража муж привез за семь часов до Нового года. На обложке – герои этой книги. Том первый. Будет и второй, в течение этого года». Это запись Татьяны в Фейсбуке 1 января 2017 года.

Тираж – 300 экземпляров. Маленький, но значение этой книги для Курска трудно переоценить, ведь Латышева составила сборник из своих газетных публикаций о самом интересном, что есть в нашей жизни, – о людях. О тех, с кем ее сводили судьба или же журналистское любопытство: о преподавателях, артистах, фотографах, художниках, писателях

После Юдина я прочитал о Лотареве, затем о Малютине, после этого «проглотил» очерки о фотографах Геннадии Бодрове и Виталии Сахн-Вальде. Логика очередности моего выбора проста.

Юдин и Лотарев были моими преподавателями, о которых осталась самая теплая и благодарная память. Геннадия и Виталия я знал, с Сахн-Вальдом даже некоторое время вместе работали в «Городских известиях». Оба фотомастера вызывали неподдельный интерес своей тут трудно подобрать слово, наверное, все же – некоторой неотмирностью. Малютин – добрый знакомый, наш курский киновед и литератор, который, не стесняясь, делится с читателями наблюдениями за эволюцией своей собственной души

О фотографе Геннадии Бодрове:

«Он был счастливым, живя в согласии с собой и с миром, он был гармоничной личностью. Штучный человек Гена Бодров. Божий, светлый человек, никому, кроме добра, ничего не сделавший. Кое-что о нем, конечно, мифы. На самом деле он был гораздо сильнее, чем казался. И странным он не был – скорее, странные все мы. Бог задумывал человека таким, как Генка, – свободным, влюбленным в свое дело. Все остальное – маленькие причуды гения. Гений имеет право на причуды».

У кого-то очередность чтения будет иной. Выбрать есть из чего, точнее, из кого: здесь и архитектор Теплицкий, и писатель Детков, и педагог Шанин, и «хозяйка дворца» Девянина Два с половиной десятка статей, очерков, интервью (кстати, жанр тут у Татьяны не определишь, она, как хороший кулинар специи, смешивает их, лишь бы добиться основного: высветить в человеке самое привлекательное).

Основная часть текстов была опубликована в нашей «Курской правде» (Латышева долго и плодотворно работала в «Куряночке») и «Городских известиях», но есть и совершенно новые тексты, допустим «Донья Клара из радиокомитета» – о живой легенде курской радиожурналистики Кларе Васильченко. Сегодня нет цели (да и нужды) в каком-либо аналитическом разборе текстов. Кто-то давно сказал, что журналистика – это литература на бегу. Так оно и есть.

Татьяна не стала приглаживать заметную «газетность» публикаций. Не стала перерабатывать материалы под книжную публикацию, и это создает определенный шарм. Зато она дополнила свои очерки, написанные в 90-х, небольшими «послесловиями» из нашего времени, чтобы читатель не остался в неведении о дальнейшей судьбе героя. Получилось здорово.

Об актере Андрее Буренко:

«Рыболовом он был знатным. На гастролях – если недалеко любой водоем – будьте уверены, Андрея Петровича нужно искать там. На гастроли ездил с удочками. А если на столе в праздник нет холодца – считал, что есть нечего. Так что холодец присутствовал всегда – и на домашних застольях, и на застольях друзей – специально для Буренко. Ира тоже непременно готовит на Новый год и 9 Мая холодец – в память о папе. 9 Мая – день особенный. Андрей Петрович надевал пиджак с орденами, и дом был полон гостей».

Курские журналисты нередко сегодня издают книги – от художественных и публицистических до тематических сборников. Но Татьяна Латышева заложила, судя по всему, новую традицию. Ведь ее издание – это своего рода малая книга из разряда ЖЗЛ. И чем больше будет таких книг, тем плотнее и гуще будет память о нашем времени.

У меня на полке стоит книга известного курского журналиста Владимира Кулагина «Узловые станции судьбы» – о жизни и творчестве курского писателя Харитановского. По сути, это тоже книга из серии ЖЗЛ. Может быть, Владимир Васильевич еще порадует и книгой о недавно ушедшем от нас поэте Алексее Шитикове (Кулагин тщательно отслеживал его путь)

Но это полотна масштабные, между тем у каждого из журналистов в активе за годы работы скапливается немало встреч, интервью. Коллега, увидев у меня книгу Латышевой, заметила: «Дело чести каждого журналиста издать такой сборник». И она права. Мы своего рода летописцы и даже ликописцы

О профессоре Иосифе Тойбине:

«Его уважение к женщине было по-старинному церемонным, и студентки нередко этим пользовались. К примеру, моя подруга Ирина Анненкова со своей однокурсницей Зиной как-то на лекции развлекались тем, что, сидя за первым столом напротив Иосифа Марковича, то и дело роняли ручки – то одна, то другая, а профессор нагибался и поднимал письменные принадлежности юных нахалок. Это они так проверяли предел терпения и хороших манер мэтра».

Причем и столичные мэтры журналистики прибегают к такому способу «обессмертить» свои творения и проложить из прошлого в будущее дорожку света. Недавно познакомился с книгой Дмитрия Шеварова «Добрые лица. Книга портретов». Принцип тот же – собрать в один витраж всю мозаику прошлых публикаций о замечательных людях.

Конечно, газеты хранятся в библиотеках и архивах, а последнее десятилетие свои кладовые ежедневно наполняет Интернет, но все это не сравнится с книгой. Поэтому, давайте последуем примеру Татьяны Латышевой и постараемся продолжить начатую ей линию. Ведь сколько у нас интересных (это слово ключевое) людей – спортсменов, бизнесменов, чиновников, военных, пенсионеров, священников, студентов

В «послесловии» к очерку о профессоре Юрии Ивановиче Юдине Латышева приводит слова Малютина: «У Юдина был дар светиться». А свечу, как известно, не ставят под спудом И наш долг рассказывать о таких людях.

Ждем от Татьяны второй том книги «Курян моих прекрасные черты »

Источник:
Люди света: курский вариант ЖЗЛ
О книге журналиста Татьяны Латышевой «Курян моих прекрасные черты » Просмотрев оглавление, сразу же открыл очерк «Под небом голубым есть город золотой », или «Моя любовь на первом курсе»,
http://www.kpravda.ru/article/culture/042641/

Небесный дар

Праздник Пасхи в Крестовоздвиженском храме украсил Благодатный Огонь

Всего через семь часов после схождения Благодатного Огня в Иерусалимском Храме Воскресения Христова Небесный дар в специальных лампадах самолетом чартерным рейсом был доставлен со Святой Земли в Самару. По инициативе Фонда Апостола Андрея Первозванного и по благословению Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия эта акция уже второй год духовно приближает верующих самарцев к чуду Благодатного Огня. Каждый верующий может зажечь от него свою лампаду и принести частичку святыни в свой дом. В этом году в делегации самарцев, отправившихся спецрейсом за Благодатным Огнем, было 55 человек. Среди них были военные и священнослужители. Одним из тех, кому посчастливилось принять участие в этой необычной миссии, был Благочинный Безымянского благочиния города Самары, настоятель Крестовоздвиженского храма протоиерей Олег Китов.

На снимках: протоиерей Олег Китов и Генеральный директор ОАО «Элка-Банк» Григорий Оганесян держат лампады с Благодатным Огнем. Аэропорт «Курумоч»; свечи в Крестовоздвиженском храме возжигаются от Благодатного Огня; юный прихожанин Крестовоздвиженского храма зажег свечу от Благодатного Огня.

Ольга Круглова Фото автора 16.05.2008

Доброе утро!
Прочитав статью, сердце наполняется теплотой и хочется плакать от радости.Большое спасибо Ольге и любимой газете за эту статью, которые очень нужны в наше время. Ощущаешь, что люди находящиеся далеко от тебя очень близки тебе сердцем и чувствуешь, что они рядом. Это очень радует и укрепляешься духом. Спаси вас Господи!

Еще год-два назад первую полосу каждого номера газеты «Благовест» украшала его фотография — его видение Божьего мира. А зимой 1999 года 41-летний фотохудожник Геннадий Бодров был найден мертвым, со следами пыток, в рыхлом февральском снегу под Курском.

Начало его мученичеству было положено еще во чреве матери. Отец был против рождения единственного ребенка, ставшего впоследствии известным во всем мире. Детство оказалось тяжелым. Первые творческие шаги Гена сделал в 10 лет. Он с интересом занимался в фотокружке Дворца пионеров. И тогда уже начал раскрываться в нем Божий дар. Фотографии Гены Бодрова резко отличались от работ сверстников присущим им своеобразием.

В школе Геннадий участвовал в работе поискового отряда. Однажды он вместе с ребятами обнаружил в лесу мину, лежавшую там со времен Великой Отечественной войны. Сильным взрывом Геннадию оторвало несколько пальцев на кистях рук. Эта трагедия прошла через всю его жизнь.

В 14 лет Гена поступил в заочный Московский институт искусств. В 17 лет он получил свою первую премию. На всероссийском съезде журналистов ему, еще школьнику, вручили объектив. По окончании десятого класса вместе с дипломом о среднем образовании Гена получил и диплом Московского университета искусств.

Работы Геннадия Бодрова стали известны многим людям во всем мире. Перед его талантом преклонялись в Италии и Испании, Великобритании и Австралии, Болгарии, Франции, Америке. Со временем Геннадий нашел свою тему в фотоискусстве, почти никем не раскрытую, — православную. Таинственность Божьего мира, его красота проступали, проявлялись на снимках мастера. В его работах земной мир предстает таким, каким, наверное, видит этот мир воспарившая душа человека, покинувшая бренное тело. Во всем умиротворение и покой, и скрытый, мистический смысл вдруг приобретают привычные реалии бытия.

Эту красоту Геннадий Бодров создавал дома, в маленькой, тесной кладовочке, оборудованной под фотолабораторию. Без доступа свежего воздуха, без вентиляции он работал часами, выходил оттуда весь мокрый. Если просили срочно напечатать снимки, он работал и ночами. Отдавая фотографии пачками, Геннадий получал лишь совсем небольшие гонорары за опубликованные работы. Жить приходилось очень скромно. Только в последние годы жизни Геннадий получил III группу инвалидности и небольшую пенсию.

Святое крещение Геннадий Борисович Бодров принял, уже будучи взрослым, в Сергиево-Казанском соборе г. Курска. Крестил его епископ Белгородский (ныне архиепископ Белгородский и Старооскольский) Иоанн. Геннадий стал познавать церковную жизнь. Он был знаком прихожанам и паломникам не только кур- ских храмов и монастырей. Его часто видели на службах, Крестных ходах в разных местах Святой Руси. А его многочисленные снимки в газете «Благовест» сделали его имя известным всей православной России.

Двадцать три года Геннадий Бодров посвятил фотожурналистике. Можно сказать, что этому делу была посвящена вся его личная жизнь. Увлеченный творческий человек, он был нужен в каждой редакции, где ждали его новых снимков да и просто любили с ним пообщаться. В его глазах не было хитрости и зла. Скромный в быту, равнодушный к дорогой одежде, Геннадий почти все заработанное тратил на закупку фотоматериалов, фототехники. И был счастлив, когда наконец приобрел качественную фотоаппаратуру.

Но у большого таланта всегда есть не только поклонники, а и завистники. В какой-то миг они становятся бездушными палачами, талант — беззащитной жертвой. Геннадия повенчали со смертью бездарные люди, одержимые злобой.

Накануне воскресенья Бодрову позвонили. Просили заснять венчание в храме и обязательно взять с собой лучшую аппаратуру.

На следующий день в условленное время Геннадий ждал у Никитского кладбищенского храма. Наконец, с опозданием, подъехала машина, из которой вышел молодой человек. Он поинтересовался, взял ли Геннадий хорошую аппаратуру, и предложил обговорить условия оплаты за работу в машине. Как только Геннадий сел в салон, ему накинули на шею удавку и стали душить. Автомобиль направился за город. Чтобы жертва не сопротивлялась, ей был нанесен сильнейший удар объективом по голове. В лесу Геннадия продолжали истязать. Когда убийцы ушли, Гена был еще жив, но они вдруг решили вернуться и удостовериться в его смерти. А найдя Бодрова еще дышащим, добили беззащитную жертву.

Аппаратуру фотомастера преступники сдали в комиссионный магазин. Благодаря этому их и задержали спустя несколько дней.

Только в середине августа в Курском областном суде начались судебные заседания по делу об убийстве фотографа Геннадия Бодрова. В первый же день в заседании был объявлен перерыв, так как мать Геннадия — Зоя Александровна — обратилась к суду с просьбой о том, чтобы ее интересы в ходе разбирательства тоже защищал адвокат. Его услуги взялся оплатить Союз журналистов. Вот ведь парадокс: преступникам услуги адвоката предоставляются безплатно, а потерпевшей — за плату.

Вот что писали курские газеты о подробностях этого дела и о приговоре, вынесенном судом:

«Приговор был вынесен 2 сентября. Областной суд приговорил организатора Александра Панькова к 20 годам лишения свободы, а его племянника Дмитрия Чешко — к 22 годам. Водитель машины, на которой Гену отвезли на расправу, получил 1,5 года условно.

. Дмитрий Чешко совершил большую часть зверских издевательств над Геной. Это уже четвертая судимость на счету 21-летнего преступника, с 15 лет промышлявшего кражами. Как он рассказал следствию, на убийство пошел только потому, что захотел купить машину.

. Расправившись с человеком (судья больше 15 минут перечислял все травмы, переломы и разрывы, полученные фотохудожником), сообщники взяли один из его фотоаппаратов и пошли в гости к подружке Чешко отмечать «день всех влюбленных», где фотографировались всей компанией, а первый тост подняли «за одного хорошего человека», которого жестоко убили несколько часов назад.

. На суде преступники выражали удивление, что Геннадий прождал их в назначенном месте целых сорок минут. Машина с шофером задержалась, словно давая шанс Геннадию. Но он не ушел, дождался.

. После оглашения приговора убийцы вздохнули с облегчением — такого мягкого приговора не ожидал никто, даже адвокаты преступников».

А на похоронах можно было видеть, какие муки претерпел невинный фотохудожник. Даже мать не могла сразу опознать сына.

Убиенного Мастера отпевали в Знаменском монастыре г. Курска. Скорбь от утраты ощущалась даже в воздухе.

По инициативе Курского областного Союза журналистов и депутатов посмертная выставка работ Геннадия Бодрова была открыта в Государственной Думе в Москве.

Его дар был от Бога. Геннадий Бодров видел то, что дано видеть не каждому. Он мог разглядеть необычное в обычном. Его фотовзгляд проникал в Божий мир, в мир Русской Православной Церкви так глубоко, как, может быть, ничей другой. И потому так велика для нас эта потеря. Помяни, Господи, раба Твоего убиенного Геннадия во Царствии Своем!

Татьяна МУРАВЛЕВА, г. Курск. 03.12.1999

Источник:
Небесный дар
Православная газета
http://blagovest.cofe.ru/Sobyitiya/Nebesnyiy-dar

COMMENTS